Архив рубрики: Информационные технологии

Информационные технологии

От революций до разводов

Какую информацию о человеке и обществе может дать анализ сообщений в социальных сетях?

Сетевая ловушка

// chaskor.ru — Иллюстрации: Георгий Мурышкин

Каждую секунду в соцсетях регистрируются восемь новых пользователей. Каждый час сети пополняются миллионами лайков, сообщений, фотографий, видео. О чём могут рассказать эти потоки данных? Исследователи наперегонки создают программы, способные извлекать все больше полезной информации из социальных сетей. Будьте бдительны: каждый ваш лайк содержит информацию о вас!

1. Посты и неологизмы

«Репостить», «лайкать», «комментить» — все эти слова плотно вошли в наш лексикон, но до сих пор остаются за рамками словарей. Ученые из Высшей школы экономики и МГУ им. М.В. Ломоносова решили исправить ситуацию и на материалах фейсбука составили список неологизмов русского языка.

Для этого было обработано 573 млн. постов 3,2 млн. пользователей (это почти 40% русскоязычного фейсбука): все тексты автоматически разбивались на слова, которые потом искали в Открытом корпусе русского языка OpenCorpora. Дальше эксперты вручную процеживали получившийся перечень неологизмов, созданный из слов, не найденных в корпусе.

В итоговом списке оказалось 168 слов. Подавляющее большинство из них англицизмы, связанные с интернетом или мультимедиа («фотоотчет», «видеоблог»). При этом образование всех неологизмов подчиняется строгим грамматическим правилам. Единственным исключением стали слова вроде «ржач», «махач», «срач»: это «ч» как элемент словообразования стало более продуктивным именно благодаря социальным сетям.

2. Хештеги и революция

Влияние социальных сетей на мир стало очевидным во время «арабской весны», когда выснилось, что восставшие координируют свои действия и мобилизуют массы с помощью фейсбука и твиттера. А нельзя ли использовать соцсети для предсказания таких событий?

Этим вопросом задались учёные из Кембриджа и Гарварда, разработавшие программу, которая высчитывает индекс политической поляризации и измеряет уровень напряжённости в обществе — близость к революционной ситуации. Для этого исследователи проверили 7000 сообщений египтян в твиттере во время волнений 2013 года на наличие радикальных хештегов вроде «#не забудем, не простим» — в Египте существует почти точный аналог этого выражения.

Хештеги — это такие отметки, которые начинаются со знака «#», знакомят с темой сообщения и позволяют распознавать «своих» в информационной войне. Оказалось, что их анализ вполне пригоден для прогнозирования: пики упоминания радикальных хештегов действительно предшествовали реальным столкновениям.

3. Лайки и сексуальная ориентация

«Человек — то, что он лайкает», — могли бы изречь учёные из Кембриджа, исследовавшие лайки 58 тыс. пользователей Фейсбука и обнаружившие взаимосвязь между мимолётными предпочтениями и более глубокими личностными характеристиками.

Разработанная ими программа отличает белых от афроамериканцев с точностью до 95%, республиканцев от демократов — 85%, мусульман от христиан — 82%. Менее успешно программа «угадывает» семейное положение (точность — 65%), курение (73%) и употребление наркотиков (65%). Позволяют лайки судить и о сексуальной ориентации: для мужчин — с точностью 88%, для женщин — 75%.

При этом корреляции не всегда бывают прямыми: например, только 5% геев лайкали однополые браки и другие столь же специфические события. Программа делает выводы, опираясь на косвенные данные вроде музыкальных предпочтений. Допустим, поставить лайк Hello Kitty — значит признать свою открытость и эмоциональную нестабильность, а любители спиральной картошки фри наверняка идентифицируются как обладатели высокого интеллекта.

Читать далее

Газеты и Print first – держаться до последнего рубля

Средства массовой информации растворяются в среде массовой информации

Фото: olympic/pixabay.com

Фото: olympic/pixabay.com

Интернет размывает представление о средстве массовой информации. Раньше типология СМИ базировалась преимущественно на способе производства и распространения: пресса, радио, телевидение. Теперь такое понимание термина «средство массовой информации» уже не работает. Если телевидение и радио еще более или менее сохраняют свою самость, то пресса, по крайней мере, на федеральном уровне, уже очевидно растворяется в мультимедийности.

Например, больше нет крупных национальных газет как субъектов медиа рынка (и объектов для медиаанализа). Есть бывший газетные бренды, ставшие мультимедийными: «Комсомольская правда», «Коммерсант», «Ведомости», «Известия». Некоторые из них уже не просто онлайн медиа, — они обзавелись даже собственным телевидением и радио, как КП. Есть ли после этого смысл анализировать такую «единицу» рынка медиа, как «газета “Комсомольская правда”»?

Типологической единицей медиа рынка становится контентное производство, фабрика контента, некая новая сущность, наследующая тому, что раньше называлось редакцией. Адекватного названия этому нового контентному механизму пока нет. И это не вполне редакция, скорее, новую единицу медиарынка можно называть абстрактно – медиабрендом. Например, такие медиабренды как «Носик», «Навальный», «Адагамов» редакциями не являются, но по охвату и авторитету повестки вполне сопоставимы с первородными медиа.

Любопытно наблюдать, как сами эти новые медиабренды рефлексируют свою постредакционную сущность. Например, PR-директор «Мегафона» Петр Лидов каждое утром предлагает в Фэйсбуке и в блоге на МК.ru [www.mk.ru/blogs/blog-petra-lidovapetrovskogo.html] новостной обзор «Пока вы спали». Весьма любопытный формат, смесь агрегатора и куратора. Подборка наиболее важных новостей дня с краткими субъективными комментариями очень хорошо подходит для потребления новостей в соцсетях и пользуется популярностью. В обзоре наличествует регулярность, рубрикация, нумерация – все признаки традиционного медиа, а себя и, вероятно, помощников, Петр скромно называет «редакция ПВС».

Олег Кашин пошел еще дальше, и уже вполне формально создал брендированное своим именем медиа Кашин.гуру [kashin.guru] Скрестив некогда популярный формат блога ЖЖ и редакционное медиа, он доказал, что журналист как бренд может быть равновелик средству массовой информации, или редакции. Больше того, силы этого медийного бренда оказалось достаточно, чтобы стать зонтичным для других авторов: на Кашин.гуру публикуются приглашенные публицисты. То есть это полноценная контентная фабрика, выросшая из персонального медиа. Не знаю экономику этого «издания», но полагаю, что там есть перспективы для бизнеса, хотя, скажем так, гибридного.

Таким образом, на старую систему субъектности СМИ (газеты, телевидение, радио) давит не только конвергенция, то есть сближение форматов, давит не только среда медийного самообслуживания, но еще и бывшие работники, журналисты-расстриги. А то и совсем посторонние проповедники, учреждающие свои личные храмы медиа, или проповедующие вовсе без храмов, прямо где придется.

Читать далее

Как начать новую виртуальную жизнь с чистого листа?

ШЕСТЬ СПОСОБОВ СТЕРЕТЬ СЕБЯ ИЗ ИНТЕРНЕТА

Иллюстрация: Nemo/ Pixabay.com

Иллюстрация: Nemo/ Pixabay.com

Вы когда-нибудь задумывались о том, что в Google могут искать лично вас? Даже если вы не известная медийная персона, в мире существует немало людей, которые хотели бы узнать о вас больше. Ну, скажем, HR-специалист из компании вашей мечты, который как раз сейчас рассматривает ваше резюме на открытую вакансию. Интересно, какие результаты он получит, если введет ваше имя в строку поиска?

Можете быть уверены, неистребимая иллюзия анонимности в интернете испортила жизнь очень и очень многим. Сегодня большинство из нас уже понимает, что онлайн-репутация неотделима от реальной жизни, а все, что появилось в интернете, остается в интернете. Но как быть, если осознание этого пришло слишком поздно? Как заставить интернет раз и навсегда забыть ваши «ошибки молодости»?

«Можно ли стереть себя из интернета, уничтожив все следы своего пребывания в глобальной Сети?», — таким интересным вопросом задались эксперты PC Pro. Не то чтобы автор статьи Джой Мартин (Joe Martin) призывал всех и каждого совершить виртуальное самоубийство. Но ситуации, когда хочется начать свою виртуальную жизнь с чистого листа, не так уж редки, как может показаться. Что, если в интернет просочилась ваша личная переписка или откровенные фотографии?

Как удалось выяснить Джою Мартину, большинство социальных сетей и других популярных веб-сервисов приложат все усилия, чтобы не дать вам удалить всю информацию о себе. К примеру, ссылку на удаление профиля в Facebook почти невозможно найти, и даже если вы разберетесь, в чем разница между деактивацией и удалением, в соцсети сохранится некоторая часть ваших персональных данных. А после удаления аккаунта в Google группы, в которых вы состояли, по-прежнему смогут присылать письма на ваш другой электронный адрес, утверждает PC Pro.

К счастью, существуют специализированные сервисы, которые могут значительно облегчить вашу жизнь, заставив интернет «забыть» о некоторых неприятных моментах вашего прошлого или совсем «стереть» вас из Сети.

Accountkiller

На сайте Accountkiller можно найти прямые ссылки и инструкции по удалению аккаунтов во всех популярных сервисах. Некоторые из них занесены в «черный список» — это те сервисы, которые практически не оставляют пользователям шанса «убить» свой аккаунт. В их числе — Skype, Evernote, WordPress и World of Warcraft. К счастью, существует и «белый список».

Инструменты Google

Google предлагает собственные инструменты для управления онлайн-репутацией. К примеру, вы можете попробовать удалить нежелательный контент, а затем и связанные с ним поисковые результаты и сохраненные копии страниц. Ну, а с помощью сервиса Me on the Web вы сможете получать оповещения каждый раз, как только ваши персональные данные — скажем, e-mail или номер телефона — появляются в Сети.

Читать далее

Возможен ли бесплатный Интернет в России?

ИНТЕРНЕТ В РОССИИ ПРЕДЛОЖИЛИ СДЕЛАТЬ БЕСПЛАТНЫМ

Интернет в России должен стать бесплатным. Об этом сказал глава комитета Госдумы РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин на форуме по кибербезопасности Cyber Security Forum 2015. Но пока что нужно хотя бы уменьшить стоимость доступа.

Глава комитета Госдумы РФ по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин считает, что государство должно уделять особое внимание тарифной доступности интернета — стоимость доступа должна быть низкой, а в перспективе и вовсе сойти на нет, чтобы интернет стал бесплатным для каждого. Уже недалеко то время, когда средним пользователем интернета станет «бабушка, которая будет выходить в Сеть через недорогой планшет». Это связано с тем, что проникновение интернета в среде молодежи сейчас составляет свыше 90%, а в среднем по стране — более 50%. Таким образом, число пользователей сети будет увеличиваться за счет старшего поколения. «Равнение должно быть по самому слабому», — подчеркнул Левин.

Также глава комитета Госдумы также призвал стимулировать граждан России к участию в борьбе с киберпреступностью. «Нужен массовый общественно одобряемый обмен информацией о зловредных программах на постоянной основе, стимулирование сообщений граждан об атаках, мошеннических действиях в сети, в том числе и путем объявления вознаграждений за участие в успешном задержании киберпреступников», — добавил депутат. Это заявление особенно актуально в свете последней информации о том, что в России у киберпреступников буквально развязаны руки.

Читать далее

Мануэль Кастельс: «Мы хотим создать пул знаний»

Переосмысление журналистики в Сетевую Цифровую Эпоху

Василий Гатов: Решил перевести одну из важных статей Мануэля Кастельса и его соратников, которая фиксирует тенденции в развитии журналистики. Это почти дословный перевод – в некоторых местах я решил вставить в скобках свои пояснения, т.к. стиль Кастельса не так прост, как хотелось бы и он зачастую “прыгает” через некоторые необходимые понятия в тексте, оставляя некоторые сомнения в том, что именно имеется в виду. Так что замечания и слова в скобках – это мое мнение, а не текст авторов.

Ускоряющиеся перемены в современном обществе, обусловленные развитием технологий, подвергают журналистику трансформации во всех возможных направлениях – производства, распространения и использования продуктов труда журналиста. Мы наблюдаем появление новых инструментов и практик, мы ощущаем феномен который одновременно раскрывает веер новых способов создания информационных сообщений и нового определения места профессиональной журналистики в этой новой системе медиа. Все эти перемены распространяют в журналистской среде страх перед вредными последствиями новых трендов, прежде всего, в отношении качества журналистики и выживания профессии как таковой; между тем мы уверены, что происходящее развитие может, на самом деле, мостить путь к лучшей журналистике и более независимым журналистам. Эта статья как раз и посвящена обсуждению того, как и почему это будет происходить.

В цифровом окружении – где теперь работают журналисты – новые факты возникают ежедневно, если не ежеминутно; аудитория постоянно реагирует и эта реакция интегрируется в медиа-коммуникацию; все больше голосов общества становятся слышимыми; все большее количество вариантов освещения тех или иных событий становится доступным публике; все большее количество историй (и за все большее время) становится доступным, в цифровых архивах, которые допускают и поиск; все большее количество людей у власти попадает под наблюдение и контроль СМИ; все большее количество людей вовлекается в перемены мирового масштаба через такие простые акты, как фотография или видео ключевых моментов, через комментарии к блогам или через перепост историй, которые для них интересны или важны.

Эта динамичная картинка непрерывного и разнообразного «свидетельства» и документирования реальности не очень похожа на кризис журналистики, скорее, наоборот – на взрывное развитие. Наоборот, представляется, что профессия журналиста сегодня живее, чем была когда бы то ни было, с увеличивающимся разнообразием форм и контента, меняющегося с невероятной скоростью.

Если мы, как журналисты, работаем в бизнес сбора информации, ее интерпретации, распространения – мы безусловно имеем больше возможностей заниматься этим, чем имели раньше. Мы получаем существенно больше помощи в своей работе, в том числе и бесплатной, уж точно больше, чем могли бы вообразить еще недавно. В этом нестабильном и полном рисков мире общественный спрос на информацию, анализ и интерпретацию кажется, находится на наивысшем из известных нам уровней.

Так почему же журналистика должна быть в кризисе?

Кризис в журналистике представляется преимущественно кризисом традиционных бизнес-моделей для печатных СМИ и вещательных организаций (Garcia de Madariaga, 2008; Grueskin, Seave, Graves, 2011; McChesney & Nichols, 2010; Meyer, 2006). С тех пор, как потребители могут выбирать какую информацию и из каких источников они хотят получать, при том, что часть этих источников – бесплатные – они существенно реже автоматически воспроизводят привычки в медиа-потреблении, реже обращаются с газетам и традиционному ТВ, и чаще – к онлайн-новостям, спутниковому и кабельному ТВ, радио и к своим смартфонам (доклады Pew Research Center «The State of the News Media» фиксируют эту тенденцию задолго до 2012 года).

Читать далее

«Сила телевидения»

Перечитывая Карла Поппера

Карл Поппер. Фото: Lucinda Douglas-Menzies //flickr.com

Статья (а, точнее, развернутое интервью Поппера журналу RESET) The Power of Television относится к наследству “позднего” периода – редактор журнала Джанкарло Босетти встречался с ним в августе 1994-го, а в сентябре философ умер. Взгляды позднего Поппера на институты общества, их взаимосвязь и влияние на личность – результат сложнейшей эволюции, которая, между тем, проходила в рамках либерализма – настоящего, а не выдуманного, выстраданного, развивающегося, а не догматического. Для мыслителя такого масштаба не было простых вопросов и тем более не могло быть простых ответов; ценность его замечаний, несмотря на 20-летнее расстояние во времени, сохраняется.

The Power of Television // Опубликовано в Popper K. R. After the open society: Selected social and political writings. Oxford, Routhledge – 2007. pp. 413-424

Карл Поппер (Karl Popper), один из крупнейших философов ХХ века, один из главных теоретиков в области познания, философии науки. Его труд о природе, истории и устройстве демократии как способа управления обществом – “Открытое общество и его враги” (том 1, том 2) – является одним из фундаментов современной политической философии и важнейшим критическим инструментом для анализа развития общества.

Поппер пришел к философии через практическую психологию, работу учителем (и психологом) в школе – в Вене, в преддверии и предчувствии наступления нацизма и аншлюса. “Открытое общество”, между тем, было закончено и выпущено в свет в годы, проведенные им в эмиграции в Новой Зеландии – философ вернулся в Европу только после окончания войны.

Как теоретик либерализма и демократии, Поппер не мог не обратить внимание на СМИ, их роль и регулирование их деятельности в современном обществе.

Статья (а, точнее, развернутое интервью Поппера журналу RESET) The Power of Television относится к наследству “позднего” периода – редактор журнала Джанкарло Босетти встречался с ним в августе 1994-го, а в сентябре философ умер. Взгляды позднего Поппера на институты общества, их взаимосвязь и влияние на личность – результат сложнейшей эволюции, которая, между тем, проходила в рамках либерализма – настоящего, а не выдуманного, выстраданного, развивающегося, а не догматического. Для мыслителя такого масштаба не было простых вопросов и тем более не могло быть простых ответов; ценность его замечаний, несмотря на 20-летнее расстояние во времени, сохраняется.

Как мне посоветовала Анна Григорьевна Качкаева, я не буду переводить текст Поппера целиком, но опробую жанр “комментированного цитирования” – сопровождая важные мысли автора не слишком навязчивыми пояснениями, которыми постараюсь оформить контекст его времени, сообщений и смыслов (как я их понимаю; не настаиваю на единственно правильной трактовке).

Ключевая мысль Карла Поппера, которую он пытается донести до читателя – “Никакая демократия не может считать себя в безопасности до тех пор, пока она не научилась контролировать телевидение” – может показаться противоречащей основным идеям “Открытого общества”, где он вручает прессе инструменты действенного контроля за управляющими обществом институтами и настаивает на принципах свободы высказывания и его распространения. Интересно, что, буквально подтверждая опасения Поппера о возможностях использования ТВ для манипуляции демократическим процессом, в том самом 1994-м году победу на парламентских выборах в Италии одерживает партия Сильвио Берлускони, телевизионного магната, решившегося (не впервые, но впервые – успешно) воспользоваться медиа-ресурсом для воздействия на политический результат в демократической стране.

Читать далее

Как оценить комментарии?

Правильное ведение споров и дискуссий. Пирамида Грэма

Золотой стандарт в классификации комментариев — «Пирамида Грэма». Ее автор — программист и инвестор Пол Грэм. В статье 2008 года он классифицировал комментарии по ценности для окружающего мира.

Пирамида Грэма / chaskor.ru

ПРЯМЫЕ ОСКОРБЛЕНИЯ: «ТЫ ИДИОТ»Не имеют отношения к делу. Спорщик даже не пытается доказать, что вы неправы — он просто бесится. Почти не встречается в рабочем общении — все-таки, взрослые люди.

Если среди сотрудников нашелся такой задира, ситуацию разряжает руководитель:

• Илларион, в нашей компании не принято так общаться. Если у тебя есть замечания по сути вопроса, буду рад выслушать.

ПЕРЕХОД НА ЛИЧНОСТИ: «ТЫ НЕПРАВ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ…»Оппонент опровергает идею, дискредитируя автора. Если это спланированный ход, то он ожидает, что вы начнете защищаться.

Вместо разговора по сути вы начнете доказывать, что имеете право говорить. Вместо этого разоружайте оппонента: игнорируйте его манипуляцию и требуйте перехода к сути.

• — Я не буду слушать мнение человека, который ни разу не продавал по телефону.

• — А расскажешь по сути, в чем именно я неправ?

ПРЕТЕНЗИИ К ТОНУ: «КАК ТЫ СМЕЕШЬ ТАК ГОВОРИТЬ?»Человек обиделся на то, как вы отозвались о дорогой ему вещи. Это ваша вина: зачем зря обижать человека? Наверняка ваш тон тоже не относится к делу. Разберитесь с эмоциями оппонента и вернитесь к обсуждению.

• Леша, извини. Я не хотел обидеть тебя и твой отдел. В конце концов, мы работаем над одним продуктом. Давай вернемся к тому, что мы обсуждали.

ПРЕПИРАТЕЛЬСТВО: «НЕТ, ВСЕ НЕ ТАК».

Теперь действительно появляется повод для спора. Оппонент приводит аргумент, который противоречит вашему. Но у него нет доказательств, поэтому он берет напором.

• — Витя, я тебе как специалист по маркетингу говорю: в прошлом году маркетинг работал отлично. Да, у нас были проблемы с подрядчиками, но по всем нашим кампаниям был отличный отклик.

• — Леша, вы вообще не старались в прошлом году. Я спрашивал на конференции, кто про нашу компанию слышал — никто не слышал. Вообще. Доказательства сторон — на самом деле никакие не доказательства. Это беспочвенные заявления, замаскированные под аргументы. Скорее всего, ребята спорят о разных вещах.Как только в споре начали препираться, время продиагностировать ситуацию: а о том ли речь?

• Ребята, качество работы отдела маркетинга у нас обсуждается в другой задаче.

Здесь мы отвечаем на вопрос, каким сделать форум. Какие соображения на эту тему?

Читать далее

Малоизвестные приёмы и методики исследования языкового материала

В.К. Харченко. Малоизвестные приёмы и методики исследования языкового материала. — М.: Издательство Литературного института им. Л.М. Горького, 2008. —  128 с.

Издание представляет собой вторую книгу дилогии: первая — «Белые пятна на карте современной лингвистики: книга рисков» (М., 2008). Во второй книге охарактеризованы методики и приёмы, в разное время апробированные автором, но могущие оказаться востребованными при анализе нового материала. Вводится понятие телеологической лингвистики как совокупности образцов профессионального поведения.

В жанре распространённого сейчас «мастер-класса» хотелось бы поделиться некоторыми разработанными и/или уточнёнными приёмами и методиками исследования языка путём раскрытия как обнадёживающих, так и удручающих моментов, мажора и минора в их использовании.

 

Значительная часть предлагаемого списка методик и приёмов нацелена на максимальную НАГЛЯДНОСТЬ подачи и интерпретации языкового материала. Абсолютное большинство фактов лингвистической графики вращается вокруг трёх моделей-схем, соответствующих методологически весьма значимым принципам:

во-первых, это принцип взаимодействия, отражаемый в таблицах-схемах с многочисленными, нередко обоюдоострыми стрелками-зависимостями;

во-вторых, принцип частичного наложения, графически отражаемый в виде взаимопересекающихся кругов П. Эйлера, имеющих общую часть;

наконец, в-третьих, принцип включения, когда изображается больший овал или круг, в который включены овалы поменьше для передачи структуры, например, лексико-семантического поля, в последнее время — концепта.

 

Вcё это прекрасно работает и будет работать, однако можно предложить ещё и нечто иное: слепые сюжетные схемы, ритмические парадигмы прозы, матричное представление «ускользающего» образного материала.

И  всё-таки в центре внимания будет не столько графика, сколько содержание, даруемое самим методом или приёмом исследования. Термин «графическая лингвистика» носит рабочий характер. Однако желая сделать объект исследования более наглядным, мы иногда на выходе получаем новое знание.

В этой же книге выскажем свои соображения и по поводу квантитативной стилистики, и о возможностях так называемой сплошной выборки, и о необходимости акцентных примеров.Если бы мы писали сейчас учебное пособие, то были бы обязаны напомнить, что такое метод, а что «всего лишь» методика и приём. Впрочем, и здесь есть несостыковки: сравнительно-исторический метод и… метод сплошной выборки, метод сплошной выборки и… методика компонентного анализа.

Для нормальной, причёсанной, прибранной (как бы уже и неживой!) лингвистики — таковой она иногда предстает в академическом зеркале преподавания, в тех же учебных пособиях — noлезно различать торжественность и весомость метода и вспомогательность приёма. Однако для исследования языка статусное, обозначение используемого инструментария по большому счёту, непринципиально, и мы не будем удаляться в опасные, хотя заманчивые джунгли схоластики.

Далее. Если бы мы писали учебное пособие, то были бы обязаны последовательно осветить сначала наиболее известные методы лингвистического анализа, после чего плавно переходить к не менее) известным методиками и приёмам. Мы этого делать не будем. Подобную информацию можно отыскать в любом учебнике по теории; языка, а мы по определению не должны далеко уходить от «белых пятен», тем более что в аннотации к книге пообещали поделиться, прежде всего, собственным опытом из того, что было наработано Я что показалось интересным. Конечно же, в практике своих исследований мы использовали и другие известные методы, но далее речь пойдёт о вещах куда более узких и куда более конкретных, хотя далеко не простых.

Ещё одно предварение. При описании предлагаемых методик и приёмов мы (с соавторами по монографиям!) будем водить хороводы вокруг: писателя Сергея Есина, детской речи, русских романсов, фрустрации и народных примет, поскольку именно этим в разное время занимались и поскольку именно на этом материале вырабатывали и проверяли методики описания.

Читать далее

Манифест Новых Медиа

Нарративные apps и будущее информации

//laurent-millet.com

Эпоха СМИ заканчивается. Нет больше никакой «массовой информации». Все данные подвергаются фильтрации и таргетированию. Даже та информация, которая касается «всех», требует сегодня индивидуализированной канализации.

По мере дробления и усложнения социальной структуры, медиа становятся всё более нишевыми. Их будущее – не за информационными гигантами (crowd-oriented), но за камерными и специализированными «клубами» (person-oriented), которые создаются капсулами от 1 до 10 человек, и, соответственно, куда менее затратны, чем их неповоротливые предшественники из прошлого.

Камерность производит более тёплую и близостную коммуникацию между медиа и его аудиторией. Вместо ориентации на «больше посетителей и лайков», – ориентации, требующей обезжиривать контент для толпы, – производители новых медиа ищут меньшую, но более лояльную аудиторию «своих». 100 вовлечённых соучастников ценятся больше, чем 10 тысяч пассивных соглядатаев.

Миф, согласно которому любой человек может быть журналистом, останется там, где ему и место – в начале «нулевых». Как доказало всё минувшее десятилетие, медиа, основанные на user-generated-content, – это мусорники с криком и посредственностью. В них невозможна коммуникация – только вещание.

Мне же, как читателю, не нужно ещё 200 мест, где я смогу постить свои фото, видео и тексты – у меня уже есть Facebook, Twitter, Instagram и YouTube. Чего мне действительно не хватает, так это интересных и качественных медиа, где со мной будут общаться не проходимцы с одной мыслишкой на троих, но личности, которым есть, что сказать, и которые умеют писать, снимать и обрабатывать контент. Профессиональная авторская журналистика возвращается.

Медиа будут децентрализованными. Каждое из них будет всё больше не продуктом, но брэндом, выпускающим продукты; «зонтиком», под которым расцветают созвездия аккаунтов в социальных сетях, файлов, apps и прочего рода автономных единиц контента, эякулируемых в разные точки Сети.
Дизайн медиа будет уходить от визуальности к функциональности; проектированию не форм, но порядка и диалога; в сущности же – прозрачных структур. Совершенно уродливый Facebook доказывает, что хороший дизайн предлагает не эстетику, но коммуникацию.

В итоге, мы смотрим в Сеть не через индивидуальные дизайны, но сквозь универсальные интерфейсы социальных сервисов, которые абсорбируют и объединяют информацию из разных источников в «ленты» и «таймлайны».

В будущем не будет никаких сайтов, но только облакоподобные базы данных, подключаемые к тому или иному пользовательскому интерфейсу. Вместо того, чтобы заходить на сайты и сталкиваться с одной определённой и неизменной визуальной реальностью, которую мне навязывает поставщик контента, я буду сам выбирать сквозь какой интерфейс мне смотреть в Сеть. Дизайнеры будут продавать интерфейсы не производителям контента, но его юзерам.

Читать далее

«Коммерсантъ» открывает в своих стенах Академию журналистики

«Заберём все сливки»

kommersant.ru

Издательский дом «Коммерсантъ» представил собственную Академию журналистики — учебные курсы для всех, кто мечтал овладеть секретами мастерства, да еще и в главной кузнице медиакадров страны.

Студенты будут проходить обучение прямо в стенах «Коммерсанта», работая вместе с журналистами издательского дома. Первый набор студентов приступит к учебе осенью — всего «Коммерсантъ» планирует выпускать по два курса в год. Стоимость обучения составит 70 тыс. рублей, пишет Лента.ру.

Объясняя, как появилось это необычное учебное заведение, специальный кореспондент «Коммерсанта» и президент будущей Академии Андрей Колесников заявил, что идея витала в издательском доме давно. «Есть проблема — обучать и переучивать стажеров», — пояснил он. Для издательского дома, через который прошла добрая половина главных пишущих журналистов страны, это, в первую очередь, постановка процесса обучения на поток, попытка превратить знаменитую «коммерсантовскую школу» в институт — во всех смыслах слова.

Проект академии поддержали президент издательского дома Дмитрий Сергеев, редакционный директор Михаил Михайлин, шеф-редактор Азер Мурсалиев, директор по стратегии развития Виктор Лошак, заведующий отделом экономики Дмитрий Бутрин. «Идея востребована. Я надеюсь, что и студенты отнесутся к этому так же, как и мы», — заметил Колесников

Многие факультеты журналистики, по мнению Михаила Михайлина, не могут дать будущим репортерам то, что им дает «Коммерсантъ» всего за несколько месяцев. «Журналистика — это вопрос не образования, это вопрос практики, — пояснил Михайлин. — Человек должен уметь обращаться с фактурой, должен уметь ее набирать, должен уметь разговаривать с людьми, брать интервью и, наконец, сдавать заметки». По мнению Андрея Колесникова, проблема журфаков еще и в том, что студенты «разрываются» между лекциями и практикой в изданиях. Здесь же будущие журналисты будут учиться непосредственно в газете.

Читать далее